Матиа Змаевич, Пераст, Петр I

zmaevicСоратник Петра Великого и русский флотоводец Матвей Христофорович Змаевич (его имя по-сербски произносится, как Матия Крстов, по-хорватски – на кириллице – Матија Змајевић, а на латинице – Matija Zmajeviс) родился 6 января 1680 г., в городе Пераст, Далмация (Черногория). Скончался – 23 августа (3 сентября) 1735 г. в Таврове, Воронежской губернии. Происходил из знатной семьи Змаевичей из города Пераст в Бока-Которском заливе Адриатического моря (ныне в Черногории), племянник архиепископа Андрии Змаевича. (Даты, названия географических пунктов и организаций приводятся так, как это было принято во время описываемых событий).
Окончил францисканскую школу и, предположительно, морскую школу Марко Мартиновича. Уже в возрасте восемнадцати лет стал лицензированным (или дипломированным) капитаном корабля в венецианском флоте, но из-за причастности к убийству Вицко Буйовича (главы города Пераст, известнейшего общественного деятеля и морехода) был вынужден бежать сначала в Дубровник, а затем в Константинополь, где некоторое время провел в заключении. В турецкой тюрьме он оказался рядом с русским послом в Османской империи графом П.А. Толстым и был им приглашен на русскую службу в 1710 г. – Шаутбенахту Петру Алексееву очень требовались специалисты по скампавеям (галерам). В 1712 г. приехал в Россию, в Санкт-Петербург, где, был допрошен с пристрастием царем Петром на предмет знания морского дела. Собеседование, по словам Матии Змаевича из письма родному брату Васко, длилось более двух часов. И Петр Первый, и черногорец остались под большим впечатлением от разговора – оба очень высоко отозвались о квалификации друг друга. Как опытный мореход, далматинец был зачислен в галерный флот капитаном 1 ранга. Петр Великий и в дальнейшем высоко ценил М. Змаевича, например, настолько, что в конце апреля 1716 г. отправил венецианскому правительству послание с просьбой отменить его изгнание и вернуть ему конфискованное имущество.
М.Х. Змаевич служил на Балтийском флоте и не раз отличался в морских сражениях со шведским флотом во время Северной войны, особенно – в Гангутском сражении (1714 г.), где командовал правым крылом Российского флота. Был произведен сначала в контр-адмиралы, а затем в вице-адмиралы Российского флота. Также оказал важные услуги Российской империи по инженерной и судостроительной части: в 1721 г. заведовал строительством галерной гавани в Санкт-Петербурге и состоял членом адмиралтейств-коллегий. По свидетельству современников, именно М. Змаевич чаще всего принимал выпускные экзамены в морской академии.
В 1723 г. по распоряжению Петра I вице-адмирал Змаевич был отправлен в Воронеж. Ему было велено подготовить корабли для возможной войны с Турцией.
Он также должен был проследить за расчисткой русла реки Воронеж. С его именем связаны огромные масштабы работ в Воронеже не только по судостроению, но и по созданию инфраструктуры воронежской и тавровской верфей.
Его самоотверженная служба была высоко оценена. В 1725 г. М.Х. Змаевич был награжден недавно учреждённым орденом святого Александра Невского, назначен командующим галерным флотом и главным командиром петербургского порта. В 1727 г. произведён в полные адмиралы.
В 1728 г., уже после смерти Петра I, во время борьбы за власть, по доносу подчинённых (сторонников А.Д. Меньшикова) был обвинён в растрате казённых денег и злоупотреблении властью, предан суду и понижен в звании до вице-адмирала.
Весной 1733 г. был отправлен губернатором в Астрахань. Затем – в Воронеж, в Тавров, где получил имение, с задачей строительства на Дону галер и других приготовлений к новой русско-турецкой войне. Змаевич должен был возглавить флот в этой кампании, но умер в таврове в 1735 г.незадолго до начала военных действий.

Адмирал Матия Змаевич, или, как его звали в России, Матвей Христофорович, родился 6 января 1680 г. в городе Пераст. Хоть это и небольшой порт в Далмации, ныне Черногории, на побережье южной Адриатики, этот город великих традиций мореплавания. Опытные мореходы жили там с незапамятных времен. Нам этот город интересен еще и тем, что там существовала одна из первых в мире мореходных школ морского капитана Марко Мартиновича.
Марко Мартинович (1663-1716) – моряк, судостроитель и гидрограф, преподавал в морской академии в Венеции. В конце семнадцатого века русский царь Петр I прислал в Пераст 17 молодых дворян (детей боярских) для обучения морскому делу у Мартиновича. Именно так и было положено начала формирования кадрового костяка Балтийского флота.
Родина Матии Змаевича – город Пераст
Пераст — малый, но значимый порт в Боке. Богат доисторическими находками, например, в пещере Спила над городом. Известен под своим именем с 1326 г., хотя и старое имя получил от названия племени иллирийцев – «пируста». В 1584 г. отделился от Котора и стал самостоятельным вольным городом. Знаменит тем, что, как и Котор, никогда не был покорен турками. Жители города прославились храбростью в битве у Лепанте в 1571 г. На западной городской стене находится памятная плита, воздвигнутая в честь победы над турками в 1654 г., когда небольшому числу героических жителей Пераста, этого сравнительно слабо укрепленного города, удалось отбить атаку более 6000 турок. Потом перастяне успешно бились с турками за города Герцег-Нови и Рисан в 1684-1687 гг. Город полностью сформирован в венецианской традиции: венецианцы в городе имели привилегии, им поручалось почетная функция хранителей знамени на корабле адмирала. Именно поэтому город в 17-18 вв. был застроен красивыми барочными зданиями. Город имел множество морских судов, в чем конкурировал с гораздо более крупным соседним портом г. Котор. Знаменитые жители Пераста: гражданин города Вицко Буйович героически сражался с турками за Герцег-Нови и получил титул венецианского графа, звание городского капитана и кондотьера; Антон Грубаш прославился созданием гидрографических карт Адриатики в 18-м и 19-м вв.; Трипо Коколья (1661-1713) был знаменитым барочным художником, самым известным художником славянского происхождения.
Город Пераст часто сравнивают с кораблем, налетевшим на скалистую гору Святого Илии. Пераст — это город архитектуры стиля ренессанс и барокко, построенный из мрамора и гранита. Его слава, богатство и красота не связаны с древними античными и иллирийскими племенами, наоборот, они имеют непосредственное отношение к мореплавателям Черногории и ближайших соседей. Это их город. О прежнем великолепии Пераста рассказывают сохранившиеся церкви и дворцы, а также многочисленные руины, заросшие травой и диким виноградом. Большинство из них — это постройки в стиле барокко. Они украшены балюстрадами, порталами, карнизами, скульптурами и гербами, на них высечены надписи и другие знаки, указывающие на время их появления. Причастность же к мореходному делу и стала причиной небывалого расцвета города в 17-18 столетиях, когда город располагал огромным флотом, более 100 парусных судов. Флот принимал участие во многих известных сражениях, а его моряки славились виртуозным владением своей профессией.
Церковь Святого Марка, которая украшает площадь Пераста, еще более древняя. Она построена в конце xv века, а ее знаменитая колокольня с украшенным куполом – в 1691 г. На строительство этой колокольни община Пераста потратила 50000 золотых дукатов. Это прекрасный храм и исторический памятник. В церкви хранится и богатое собрание предметов художественной ценности. Особо выделяются каменная кафедра, дар Андрии Змаевича (родного дяди героя нашего рассказа), и большой крест периода ренессанс работы Тициана Аспетти. Здесь же можно увидеть и серебряный барельеф, изображающий сцену боя с турками, а также орден Александра Невского, которым русский царь Петр Великий наградил Матию Заевича за успешное командование русским Балтийским флотом, одержавшим историческую победу над шведским флотом. Для Матии Змаевича было естественным делом — уделять огромное внимание церкви. Он был настоящим католиком. Его дары: архиепископские одеяния, отороченные золотом, серебряное кадило и другие ценные предметы дополняют впечатления тех, кто решил посетить этот храм. Ценным культурно-историческим памятником является и церковь Богородицы Розарии («Госпа од Розария»). Вернее, это усыпальница епископа Андрии Змаевича. На портале усыпальницы доминирует крылатый дракон – Герб Змаевичей. Здесь же находится и недостроенная приходская церковь с самой высокой колокольней в Черногории.
Дома – палаты Буйовича, Змаевича, Висковича, Баловича, Смача и другие, даже в большей степени, чем церкви, говорят о красоте и могуществе старого Пераста.
Позже городом владели итальянское королевство, один год Далмация была под российской короной, затем, в наполеоновские времена – французская империя, а по решению венского конгресса он вместе с другими населенными пунктами Боки отошел к Австрии. В 1941 г. был оккупирован итальянскими войсками. Пераст был освобождён от фашистов в 1944 г.
Наверное, первым упоминанием города Пераст в отечественной литературе является путевой дневник графа Петра Андреевича Толстого (1645-1729), государственного деятеля и дипломата. Этот человек собой и своей жизнью являл символ великой и противоречивой эпохи петровской реформации в России: «первый русский западник» и «умнейшая голова в России» – стал основателем рода графов Толстых. Его потомками являются писатели А.К. и Л.Н. Толстые. Петр Первый любил приговаривать ему: «голова, голова, кабы не так умна ты была, давно б я отрубить тебя велел!».
П.А. Толстой начал свою карьеру противником Петра, а заканчивал верным слугой. Он был сыном окольничего А.В. Толстого. Служил с 1682 г. при дворе стольником. В день стрелецкого бунта, заодно с Милославскими, деятельно подстрекал и поднимал стрельцов, крича: «Нарышкины задушили царевича Ивана!».
Поражение заговорщиков царевны Софьи заставило Толстого, как разумного человека, перейти на сторону Петра. Молодой царь долго относился к Толстому недоверчиво, несмотря на признание военных заслуг Толстого во время 2-го Азовского похода (1696 г.), когда, построив в Воронеже военный флот, царь Петр Алексеевич сделал серьезную военно-политическую заявку на господство России на Черном море.
Скорее всего, Толстой отчетливо понимал, что только делом и еще раз делом может завоевать доверие, и в 1697 г. В возрасте 52-х лет(!) Петр Андреевич добровольно отправился туда, куда молодых силком посылали: осваивать новые земли и обучаться морскому делу.
В Пераст он пришел морем из Венеции, нанявшись волонтером на корабль. Попал при этом в серьезный шторм: «и был я тоеж ночи даже до самаго дня в таком смертном страхе, что совершенно отчаялися все живота, толко призывали себе в помощь Бога и пресвятую Богородицу. И, как я начал говорить канон чудотворцу Николаю, с того числа почалаи та фортуна малиться, и страху почалок убавлятися; однако ж еще был страх превеликой даже до полудня того ноября в 3-й день, и все были в той пиоте непрестанно обливаны морскими волнами и сидели все в той пиоте в воде». В общем, натерпелся, зато получил от капитана корабля Ивана Лазоревича свидетельство следующего содержанния: «капитан морской карабля «Святыя Марии Елисавети» Иван Лазоревич даю знать всем и всякому особно, а паче кому надлежит ведать, что в лете 1698-м всел на мой вышеписанный карабль дворянин московской Петр Андреевич купно с салдатом Иваном Стабуриным, желая познать плавание морское в караблях и в ыных судах, и был от меня учен дел морских, то есть буссола, а по-славенски маетника со всеми до него надлежностями, также карты морской, на которой значатся пути морские. <…> и, будучи тот помяненный дворянин на корабле моем во время сильных ветров и небезстрашных фортунa, прикладывался до всякаго порядку карабелнаго с прилежанием и безстрашием, показуяся во время великих навалностей морских и ветров во всем быть способен».
Вот еще цитата из дневника Толстого: «то местечко Пераста в княжестве Албанском, и есть в нем много сербов, которые суть веры греческой; однако ж в том местечке Перасте церкви греческой нет, а есть церкви греческие по селам около того местечка не в далных местех, в которых селах живут сербы греческой веры. А те сербы под державою венецкою, недавно избежали от рук проклятых бусорман, от державы турецкаго салтана и живут смежно с турецкими городами и з деревнями. Те сербы — люди военные, подобятся во всем донским казакам, говорят все словенским языком, платье носят герватцко».
Распространено мнение, что Петр Первый, изучая и заимствуя научно-технический опыт в европейских странах, отдавал предпочтение Голландии. Однако уже в первый год своего единоличного правления Петр проявил большое внимание к возможным связям с южными славянами.
Для этого в Венецию и «шклявонскую землю», в разведку, был направлен дворянин Григорий Островский, находившийся в составе великого посольства. В данных ему «наказных статьях» было велено «приехав в тое шклявонскую землю, проведать, под которым она государем, и много ль в ней городов и знатных мест, и многолюдна ль она, и какие в ней люди: служилые ль или купецкие или пахотные, и которых чинов болше, и есть ли в ней капитаны, порутчики, подпорутчики, шиперы, боцманы, штирманы и матрозы, которые б служили или и ныне служат на воинских караблях и каторгах, или на купецких караблях».
Островский успешно выполнил свою миссию и помимо ценной информации привез царю двух капитанов-греков «Стамати Камеру да Андрея Депиру, которые бывали на торговых и на воинских караблях за капитанов и знают капитанской чин и правительство, и жены и дети у них в Венецыи есть, и пасы свидетельствованные на тот их капитанский чин у них были. А договорился де он с ними, что быть им в московской службе сколько они похотят и сколько их будут держать». Они остались служить в России на галерном флоте, участвовали в морских сражениях во время северной войны.
Одновременно с миссией Островского в Венецию была направлена группа молодых людей для обучения морскому делу. Петр просил венецианский сенат поручить их образование ученому математику и опытному морскому капитану Марко Мартиновичу, имя которого было хорошо известно царю. Венецианская республика, верная своим морским традициям, выполнила его желание. Сенат доверил ученому славянину 17 русских учеников.
Навигацкая школа Марко Мартиновича.
Первый учитель
Марко родился в 1663 г. В Пперасте. В юности вместе со своим отцом, морским капитаном, плавал по разным морям, потом командовал венецианским военным кораблем «Св. Антоний». В 1686 г. Участвовал в сражении против турок под Герцег-Нови и проявил большое мужество. Как специалист по математике, гидрографии и кораблестроению был назначен преподавателем морской академии в Венеции. В Перасте он открыл морскую школу «наутика». Неоднократно ему предлагали стать мэром Пераста, но он отказывался от этой чести.
В ГПБ им. М.Ее. Салтыкова-Щедрина имеется его рукопись «сказание о хождении капитана М. Мартиновича, что из Пераста, а сказание самое практичное, что он сам видел в Леванте и что сам искусился и помнит».
Семья Мартиновичей прославилась в Черногории своим участием в борьбе за независимость страны против турок и австрийцев.
В музеях Пераста и котора находится весьма ценная для нас, русских, картина, запечатлевшая учебный процесс в «мореходке» м. Мартиновича.
В нижней части картины изображены Марко Мартинович и пять его учеников. На столе карта, компас и другие навигационные приборы. Вся верхняя часть картины посвящена царским титулам Петра , а ниже приведены имена 17-ти первых русских учеников Мартиновича, разделенные на две части: княжескую и боярскую. Между ними – русский государственный герб. Текст на картине написан на сербохорватском языке латиницей. Над живописной частью надпись: «Мarko Мartinovich ucceci pricipe i gospodu moskovsku tu ime novanu na morski nauk i wladagnie» (Марко Мартинович учит поименованных здесь московских князей и бояр морским наукам и управлению).
Благодаря надписи на картине нам известны имена стольников, посланных на обучение. В левой ее части имена учеников – князей: Борис Иванович Куракин, свояк царя, Яков Иванович Лобанов-Ростовский, Петр Алексеевич Голицын, Дмитрий Михайлович Голицын, Федор Алексеевич Голицын, Юрий Яковлевич Хилков, Михаил Яковлевич Хилков, Андрей Яковлевич Хилков, Иван Данилович Гагин, Андрей Иванович Репнин.
В правой части имена учеников – бояр: Абрам Федорович Лопухин, брат царицы московской, Владимир Петрович Шереметев, Иван Алексеевич Ржевский, Михаил Федорович Ртищев, Никита Иванович Бутурлин, Юрий Бутурлин, Михаил Афанасьевич Матюшкин.
Относительно имени художника – точных сведений нет. Возможно, написал ее Трипо Коколья, знаменитый художник, чей бюст стоит на главной (адмиральской) площади Пераста рядом с бюстом Мартиновича. Некоторые считают, что картина была даром учеников или самого русского царя Марко Мартиновичу. Для нас же еще весьма любопытным и поучительным является соседство на центральной городской площади бюста художника и памятников знаменитым мореплавателям – у нас бы такое совместное размещение (богомаза и адмиралов) сочли бы не по чину…
Заграничное обучение продолжалось всего полтора года. 25 октября 1698 г. был получен царский указ, посланный из Москвы: «… Всем стольникам, которые познали науку, быти к Москве из Венеции и из Амстердама…». По-видимому, это было вызвано чрезвычайными политическими обстоятельствами – стрелецким бунтом.
Несмотря на прерванное обучение, многие из учеников Мартиновича стали известны, как государственные, военные деятели, дипломаты. Особенно прославились: Д.М. Голицын, П.А. Голицын, Б.И. Куракин, М.А. Матюшкин, А.Я. Хилков.
Умер Марко Мартинович в 1716 г. Скорее всего, именно по образу и подобию «Наутики» Мартиновича Петром Первым было открыто училище сначала в Воронеже, а затем в Москве, в 1701 г., была создана знаменитая навигацкая школа в Сухаревой башне. Забегая вперед, необходимо подчеркнуть (ибо мало кто знает об этом), что морское училище в Воронеже просуществовало более двадцати лет, в том числе и попечением адмирала Матвея Христофоровича Змаевича – одного из учеников Мартиновича. Русский военно-морской флот прославил его, а он – своими победами – прославил русский флот.
Вернемся к миссии П.А. Толстого. Граф прибыл в Пераст в июне 1698 г. Он остановился во дворце местной знаменитости и богатого человека, капитана Вицко, принадлежавшего к роду Буйовичей и был встречен весьма гостеприимно, по-царски: «…стоял я в доме капитана морскаго, которой называется Виценцо Буевич … В том доме было мне полат, и краватей, и столов, и кресел, и стулов, и всяких потреб доволно, и постеля была для меня изготовлена изрядная. Также … Капитанской брат обослал меня фруктами и живностию, и в свой дом меня звал, и всякце почтение мне чинил с великим приветом».
Вицко Буйович (1660-1709) был одной из самых неоднозначных личностей Пераста. Храбрый и опытный военачальник, герой сражений с турками, он получил титул венецианского графа, звание городского капитана (мэра) и кондотьера. При этом он же отличался буйным нравом, созвучным фамилии, алчностью и высокомерием. Также считается, что он понемногу промышлял пиратством, на что знатные и влиятельные люди республики того времени закрывали глаза. Тем более, что служба у него была весьма сложная и опасная. П.А. Толстой так описывал ее: «а служба ево суть такая: имеет тот капитан свой карабль воинской, на том карабле венецких салдат имеет 160 человек на плате венецкой републики; а за карабль и за свою услугу берет от Князя Венецкаго и ото всей републики на три месяца по 1 600 дукатов и марнеров 160 человек на том карабле держит тот капитан ис той же платы; и ходит в том карабле непрестанно по морю венецкой голфы, ищет турецких судов и смотрит того, чтоб турецких людей ни в каких судах в венецкую голфу не пропустить. А где с турецкими людми съедется, и он с ними повинен битца. И ежели увидит свое безсилие, что турки, ево осилев, похотят взять карабль ево, и он повинен в корабле своем порох запалить и сам и с караблем пропасть, чтоб карабль ево и турецкое судно купно згорели и все б заедино пропали. И в том капитан Виценци Венецкому Князю и всей републике чинил присягу».
Как сказали бы сейчас, «безбашенный» самодур – когда в 1694 г. Его дворец, построенный на средства венецианской республики, был закончен, он спросил архитектора, сможет ли тот построить лучший. Несчастный опрометчиво ответил «да» и был сброшен на мостовую аккурат с террасы, украшенной венецианским львом
Молодость Матия Змаевича:
любовь к морю, католическая вера, кровная месть
Итак, в 1697 г. Петр Первый отправил в Венецию, которой в то время подчинялись славянские земли Черногории и Хорватии, графа П.А. Толстого и дворянина Григория Островского для выяснения возможности обучения там будущих морских офицеров. Правители Венеции порекомендовали им знаменитого Марко Мартиновича.
В донесении Петру Первому Григорий Островский писал: «а народ здесь славянский, говорит также и по-русски, при плавании на кораблях, а также в бою, очень подготовлен и в сражении на море подготовлен лучше, чем венецианцы. В боях против турок на боевых кораблях и галерах, этот народ можно похвалить и лучше их для морского боя нет».
Марко Мартинович охотно согласился обучать российских дворян премудростям морского дела. Петр Первый назначил ему гонорар в размере 50 дукатов в месяц. В 1697 г. В этом же Перасте, в семье известного морского капитана Крсто Змаевича родился будущий адмирал молодого российского флота Матия Змаевич.
Согласно книге «церковные хроники», Змаевичи первоначально были православными и происходят из знаменитого селения Негуши. Позднее, после переселения в Боку Которскую, в результате заключения ряда браков они стали католиками: три православных Змаевича женились на девушках из католических семей и крестили сыновей в католической вере. На гербе Змаевичей изображен змей – и фамилия тоже произошла от этого слова.
Первым из известных представителей этой семьи был Андрия Змаевич (1624-1694). В 1671 папа Климент Х назначил его архиепископом Бара и католическим примасом Сербии. В те времена некоторые части Боки Которской были под турецким господством и архиепископ был известен, как патриот, поддерживавший и вдохновлявший народ в борьбе против турок.
Одним из первых Андрия Заевич начал собирать местную и дубровницкую поэзию. Он и сам также был писателем, агитировал за использование славянского языка, и даже некоторые части его «церковных хроник» были написаны по-славянски кириллицей и, лишь затем переведены на латынь. Хотя он всегда оставался католиком, он никогда не забывал о своих корнях, и писал о различных деятелях сербской истории. Андрия Змаевич похоронен в церкви «Божьей Матери с четками» в Перасте (которую сам же и построил).
Далее идет Крсто Змаевич (1640-1698) – младший брат Андрии. Крсто Змаевич неоднократно избирался капитаном (мэром) Пераста и руководил подготовкой к обороне города от турок и пиратов. Он командовал флотом, сжегшим много пиратских кораблей в Албании, за что был награжден золотой цепью от венецианского Сената.
Всё было хорошо, но тут попечению Крсто была доверена дочь одного из турецких вельмож. Вицко Буйович, другой уже известный вам гражданин Пераста, известный своим буйным нравом не менее, чем заслугами флотоводца, похитил эту турчанку и увез в Дубровник. В результате разгорелась кровная вражда между Змаевичами и Буйовичами. (Кровную месть в Черногории с помощью жестоких наказаний «отменил» в 1953 г. Иосип Броз Тито). И так как Буйович перессорился со всеми знатными семьями в Перасте, то всё кончилось предсказуемо – в 1709 г. в Дубровнике на него напали и убили, причем в этом был замешан младший сын Крсто Змаевича, Матия.
По версии В. Мурзина дело обстояло так: старшим в этом семействе был Андрия Змаевич (1624-1694), видный деятель католической церкви, архиепископ бара и писатель. Его брат Крсто (1640-1698) – мореплаватель, торговец и воин; командовал сожжением пиратских кораблей в Албании, за что был награждён золотой цепью от венецианского Сената. У Крсто было два сына: старший Вицко, доктор философии и богословия и младший Матия (1680-1735), закончивший училище Марко Мартиновича и уже в 18 лет ставший капитаном венецианского судна. Змаевичи были выходцами из села Негуши, родины всех правителей Черногории. Это было весьма почитаемое семейство. В семье Крсто Змаевича воспитывалась некая красивая юная барышня, дочь турецкого военачальника. Любвеобильный «беспредельщик» Вицко Буйович, как повествует сербский источник, ее «уграби, оскрнави и поведе у дубровник…». После всего этого суд оправдал капитана, поскольку тот обвинил девицу в шпионаже в пользу турок. Крсто Змаевич публично на площади проклял Буйовичей.
6 мая 1709 г. Буйович, в то время мэр Пераста, в сопровождении охраны вышел на главную площадь. К тому времени он успел испортить отношения уже со всеми влиятельными семействами. Когда гордый и смелый мэр начал оскорблять толпу, поднялось волнение. Затем блеснуло лезвие кинжала. В состоявшейся «разборке» Вицко Буйович был убит вместе со своей свитой.
Ответ из Венеции не заставил себя долго ждать. Все убийцы были приговорены к смертной казни через повешение. Матия Змаевич, как главный подозреваемый, на следующий день после приговора бежал в Дубровник, а оттуда в 1710 г. – в Стамбул, где с 1702 г. послом России служил П.А. Толстой. Петр Андреевич принял Змаевича к себе на службу.
В данном случае подробности важны, но не принципиальны. Итак, у Крсто Змаевича были два сына – Вицко (1670-1745) и вышеупомянутый Матия (1680-1735).
Вицко Змаевич пошел по стопам своего дяди Андрии и в 1701 г. Папа Климент 11-й назначил его архиепископом Бара и Сербским католическим примасом (как некогда Климент Х назначил Андрию Змаевича). Также Вицко был Папским нунцием в Албании, Македонии и Сербии, а в 1713г. – был назначен архиепископом Задара, где впоследствии и был похоронен в церкви Божьей Матери.
А вот младший брат, Матия, был весь в отца и стал моряком. В юности он обучался морскому делу у своего отца. Предположительно, окончил и известную морскую школу капитана Мартиновича. Уже в возрасте 18 лет стал капитаном корабля, много плавал и участвовал в морских сражениях против турок на Адриатике.
В 1697 г. город Пераст посетил граф П.А. Толстой. Он побывал в гостях у капитана Матии Змаевича и предложил ему поехать на службу в Россию, однако тогда это предложение не было принято. Потом, в 1709 г. Матия Змаевич был обвинен в заговоре и убийстве человека. Состоялся суд, который приговорил его к смертной казни, но Змаевич успел скрыться, затем он уехал в Константинополь, где в то время послом России был граф.
Вскоре началась русско-турецкая война. Турки их арестовали (по разным, конечно, причинам) и обоих посадили в тюрьму — Семибашенный замок, где они могли общаться. После окончания войны, в 1712 г., Змаевич был освобожден и выразил желание поехать на морскую службу в Россию. По рекомендации графа Толстого он направился в Карловы Вары, где в то время находился на лечении Петр. Царь принял его 3 ноября 1712 г. И устроил ему очень серьезный экзамен по морскому и военному искусству. Об этом экзамене Змаевич написал своему брату Вицку: «русский царь очень хорошо знает навигацию и ведение войны на море. Экзамен продолжался более двух часов, и в конце царь был удивлен моей подготовленностью, а я был счастлив, что так хорошо все закончилось». После этого Петр Первый издал указ: «выделить корабль по собственному выбору Змаевича, присвоить ему звание капитана 1 ранга» и, как специалиста по галерам – скампавеям (так их называли русские), отправил его в Петербург.
Так волею судеб венецианский капитан из далматинского города Пераст Матия Змаевич оказался на службе московского царя.