Которская «Рублевка»

dobrota03

Среди старинных добротских и, надо сказать, весьма добротных домов есть несколько жемчужин бокельской архитектуры. Это так называемые палаты – более репрезентативные, чем обычные дома зажиточных граждан, но слегка недотягивающие до того, чтобы называть их дворцами.
В Доброте насчитывается полтора десятка палат. Мы расскажем о самых примечательных, ограничившись пространством между главными добротскими церквями – Св. Евстахия и Св. Матфея.

Великолепная палата Трипкович построена в конце XVIII века капитаном Андрием Йозовом Трипковичем. Этот влиятельный добротчанин был одним из девяти представителей Боки в Центральной комиссии, о которой чуть ниже. Помимо него в семействе Трипковичей в течение XVIII-XIX веков было 62 капитана. Здание из светлого камня в декорациях монументальных фиолетовых скал кажется лёгким и почти прозрачным. Камень для постройки поставляли с хорватского острова Корчула, как и для многих других палат и церквей Боки. Палата построена в стиле зрелого барокко. Прекрасное архитектурное решение бельведера с тремя изящными балкончиками и украшением в виде башенок на самом верху. На портале герб семейства Трипкович. Задний фасад выходит на террасные сады, а перед воротами – большая пристань. Когда Бока оказалась в составе Австрийской империи и новые власти начали инвентаризацию жилого фонда, палата Трипкович была оценена в 7 тысяч австрийских форинтов и оказалась самым дорогим зданием на берегах залива.

Палата с тройным названием Трипкович–Дабинович–Абрамов переходила то к одному, то к другому владельцу. В отличие от прочих палат с их симметричными фасадами, обращёнными к морю, эта палата выходит на море крылом. Зато у неё есть чудесная лестница с каменной резьбой, не скрытая от глаз прохожих высоким забором. И самое главное – это единственная палата Доброты, которая после постройки сохранила аутентичный облик.

Палата Иванович–Миро, построенная в XVIII веке, принадлежала семейству Иванович, позже её купил Йосип Стадлер, епископ из Сараева, с целью устроить здесь летний лагерь для детей-сирот. После Второй мировой войны в палату перебрались монахини из перастского монастыря Св. Антуна. Здание было сильно повреждено во время войны, монахини смогли добыть средства на его восстановление. Увы, после землетрясения 1979 года снова понадобилось восстановление, которое продлилось десять лет, зато теперь мы можем любоваться чудесным фасадом с балконом на пяти консолях.

Наш фаворит среди добротских палат – Кокотова кула, что в переводе означает «петушиная башня». Палата была построена в начале XVIII века Джуро Дабиновичем, который за свой задиристый характер получил прозвище Кокот. Дабиновичи были одним из богатых и влиятельных семейств Доброты. Об их богатстве свидетельствует тот факт, что они (вместе с Ивановичами и Трипковичами) дали ссуду на выкуп черногорского владыки Данилы Петровича, когда того захватили турки. Жаль, что палата в руинах, но даже сейчас легко представить, насколько она была красивой. Компактная, ниже и меньше всех прочих палат Доброты, с бельведером и длинным балконом – яркий пример средиземноморского барокко, куда более барочная, чем палаты, построенные менее темпераментными соседями.

Криви палац, или палата Радимир–Дабинович, действительно кривая: с несимметрично изломанным фасадом. Интересно, что такая форма не творческий каприз автора, а практическая необходимость. Вначале это было обычное, прямоугольное в плане здание, но потом понадобились новые помещения, и было достроено южное крыло. Почему несимметрично – история умалчивает. «Кривизну» палате добавил капитан Антун Радимир, который на рубеже XVIII-XIX веков был богатейшим капитаном Доброты. Семейство Радимир владело 44 кораблями и 24 домами в Доброте. Позднее палата по женской линии перешла к семейству Дабинович, в чьём владении находится до сих пор.

Палата Каменарович находится среди целого комплекса старинных зданий разной степени сохранности. Все они принадлежали влиятельному братству Каменарович. Братства в этих краях – особая форма родственных связей по мужской линии, что-то вроде клана. Интересно, что на кораблях из Боки не случалось бунтов: почти все члены команды были родственниками. Братство Каменарович известно с XVI века, а в особую силу семейство вошло в конце XVII века, когда и были построены палата и соседние здания. Чуть в стороне от комплекса находится семейная церковь Св. Иоанна, которую начали строить в конце XVIII века, но так и не смогли завершить. В 1797 году пришёл конец Венецианской республике, и после этого финансовое положение добротских капитанов сильно пошатнулось.

Палата Иванович–Трипкович – не слишком приметное здание неподалёку от ярко-голубой гостиницы, к тому же спрятанное за высоким забором с окнами-щёлками, но в этом здании вершились исторические события. Веками Боко-Которский залив и Черногория соседствовали, но административно были независимы друг от друга. После изгнания наполеоновских оккупантов они решили объединиться. Девять представителей черногорской стороны и девять влиятельных жителей Боки заседали в этом здании осенью 1813 года, обсуждая все детали объединения и подписывая исторические документы. Новое государство просуществовало всего несколько месяцев. В результате Тильзитского мирного договора Боко-Которский залив отошёл Австрии, Черногория осталась независимым государством, и только спустя столетие они объединились, теперь уже в составе Королевства Югославия. Сейчас в этом здании разместилась библиотека Поморского факультета.